Человек на своём месте

Быть человеком — это чувствовать свою ответственность. Чувствовать стыд перед нищетой, которая, казалось бы, и не зависит от тебя. Гордиться каждой победой, одержанной товарищами. Сознавать, что, кладя кирпич, и ты помогаешь строить мир.

Антуан де Сент-Экзюпери

В метрике Теодора Аркадьевича Мейриса, как положено, зафиксированы и место, и дата рождения – село Рейнсфельд Куйбышевской области Кошкинского района, 31 августа 1930 года. Жаль, что не мог не известный нам писарь так же легко начертать мальчику безоблачную жизнь. Стезю призвания, уготованную свыше, Теодор искал сам: не нарушая национальных традиций, не опуская в бессилии рук и не теряя любви к жизни, хотя не раз было от чего волком взвыть.

В 1935 году несколько поколений его семьи были депортированы в Киргизию — на постоянное поселение, без права выезда за пределы республики. Женщины плакали, но ни просьбы, ни слёзы не помогли избежать невольного путешествия в неизвестность. Дружной и трудолюбивой семье предстояло десятилетия жить в горном краю. Там-то и вырос Теодор, закончил семь классов, а потом был призван на строительство Большого Чуйского канала. «Нытикам, слюнтяям, паникерам, трусам, прячущимся в кусты при первых же трудностях, нет места на строительстве», — писала в те годы газета «Советская Киргизия». За бодрыми строками — тяжёлый труд взрослых и детей (по воспоминаниям, зачастую рывших длиннющий канал просто лопатами и кирками).

В 1945 году Мейриса вместе с другими 26-ю немецкими парнями отправили учиться во Фрунзе. Юноши, которые изучали топографию, азбуку Морзе и азы вождения автомобилей, предполагали, что их готовят в разведчики. Но, на счастье, война закончилась и судьбоносные проблемы стали разрешаться не оружием и кровью, а знаниями и трудом. Усилия молодых людей в учёбе даром всё равно не пропали, лишь подлили масла в разгоравшуюся лампу жизни. Из аккуратных, пунктуальных немцев впоследствии вышли отличные проектировщики, топографы, землеустроители. 

Теодору Мейрису как инициативному и смышлёному всегда доверяли лидирующие позиции. Даже проходя армейскую службу в Калининграде, он был начальником вычислительной команды штаба артиллерийского полка (при этом ещё успевал с друзьями погонять футбольный мяч). Свою уникальную способность оборачивать возможности в успех Теодор сохранил на всю жизнь. Где бы он ни оказывался, прилагал все силы, чтобы развиваться. Переквалифицировался в строителя, получил специальность гидромелиоратора, поступил в университет учиться на юриста. «Трудовое право», «финансовое право» и прочие премудрости, по его собственному признанию, больше не казались непроходимыми дебрями, и, закончив альма-матер, ставший прочно на ноги Теодор Аркадьевич почувствовал себя полноценным руководителем.

В Камышинский район он приехал впервые в 1975 году, чтобы принимать в Терновке насосную станцию первого подъёма. Забавно, но, как у истинного мужчины, путь к его сердцу был проложен через желудок. Дело в том, что Теодору пришлись по вкусу местные овощи и фрукты — они были такими же, как в Киргизии, поэтому организму не требовалось адаптации.

Счастливый период, когда можно было отдавать всего себя работе, а потом отдыхать и не думать, как посмотрят завтра братья- киргизы, закончился вместе с распадом СССР.  Коренные жители стали притеснять русскоговорящее население. Тут-то и вспомнил Мейрис про благодатное Поволжье…Побывав на Чрезвычайном съезде немцев России в Москве, он согласился переехать в те места, где была немавтономия, чтобы и самому жить и работать с чистого листа, и другим помогать обустроиться. О селе Галка в Камышинском районе раньше слыхом не слыхивал.

— Но как глянул с кургана на село, примыкающее к Волге, так и душа зашлась, будто от в детстве виденного сна, — рассказывает Теодор Аркадьевич. –  Очень понравилось!

Его не остановило то, что в вымирающей Галке (некогда колонии Майерхефер) жили в основном пенсионеры. Занялся топографией, сделал генеральный план. Обив не один «высокий порог», выхлопотал финансирование. И с 1993 года при поддержке Землячества немцев Поволжья и Президентской федеральной целевой программы развития социально экономической и культурной базы возрождения российских немцев ассоциация «Хоффнунг» под его руководством развила бурную деятельность. Были построены 20 жилых коттеджей, деревообрабатывающий и колбасный цеха, магазин, пекарня, летняя эстрадная площадка, проведён водопровод, построены очистные сооружения. Когда дело дошло до газификации, пришлось проглотить горькую пилюлю: оказывается, кто-то «наверху» решил, что достаточно подвести газ только к новой построенной улице. «Да разве можно жить самому в комфорте и спокойно смотреть в глаза односельчанам, которые по прежнему будут топить печки дровами и углём?» — решил Теодор Аркадьевич и отправился в столицу. Что же вы думаете? Ведь «отвоевал», неугомонная душа!  В 1998 году газификация села была сделана полностью, даже по тем местам, где сегодня нет зданий, но ранее генеральным планом строительство предусматривалось.

В конце 90-х проект обустройства немцев Поволжья, как интеллигентно, с долей горького юмора отметил Теодор Аркадьевич, получил некоторый сбой. Далеко не все планы и мечты воплотились в жизнь. Только любовь.., она же не в голове, не на бумагах. Теодор Мейрис любит Поволжье всем сердцем и считает своей Родиной, где разным народам не из-за чего ссориться.

Стоп! А как же другая любовь, земная? В жизни такого замечательного человека обязательно должна быть романтическая история. Полюбопытствуем?  «Окей, Google»… Пожалуйста (грамматика авторов сохранена): «3 ноября 2002 года в католической церкви города Камышина состоялось необычное богослужение. Особенно торжественным было таинство Венчания: через 50 лет трудной, но счастливой совместной жизни венчались Теодор Аркадьевич Мейрис и Шарлотта Вильгельмовна Цель, жители села Галки Камышинского района Волгоградской области. Более 70 лет назад, 19 ноября 1930 года, в один день, в одной и той же католической церкви села Рейнсфельд Кошкинского района Куйбышевской области были крещены младенцы Теодор и Шарлотта. В тот день ещё никто не знал, что это было последнее богослужение и крещение в этой церкви. Не знали и будущие супруги, что когда-то их судьбы объединятся и они проживут вместе 50 лет, деля все тяготы и лишения, выпавшие на их долю…»

«Человек на своём месте» — это не просто фигуральное выражение. Так с уважением говорят о тех, кто своим трудолюбием и заботой умножает красоту жизни, наполняет её высоким смыслом. Так вот Теодор Аркадьевич Мейрис — точно на своём месте, и мы ещё многому у него научимся.

Елена Кулыжкина

Фото из соцсетей

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий