Как на фронтах Первой мировой воевал камышинский полк

В 1915 году 404-й пехотный полк, входивший в состав 101-й пехотной дивизии, на одну треть был укомплектован жителями Камышина и Камышинского уезда. Полк участвовал в двух Ковельских сражениях (июль – август 1916 года), августовской операции Юго-Западного фронта (Брусиловский прорыв, 1916 год), Ковельском сражении Юго-Западного фронта (сентябрь 1916 года), Зборовском сражении 11-й русской армии (июль 1917 года).

Одним из его командиров был храбрый полковник Пётр Яковлевич Татаров – выпускник московского Третьего военного Александровского училища.

В книге русского советского писателя, лауреата Сталинской премии академика АН СССР С.Н. Сергеева-Ценского «Преображение России. Горячее лето» подробно описывает подвиг камышан и трагическая гибель Татарова:

«404-й полк, по приказу Гильчевского, двинулся вдоль берега к Перемели… Фланговый удар этот, неожиданный для австро- германцев, очень быстро смял фронт, приходившийся против левого фланга 10-й дивизии, и пленных здесь было взято особенно много, но только к пяти часам вечера на помощь сильно обескровленным полкам Гильчевского успели подойти первые роты одного из полков Надежного, а около шести скопилась на левом берегу и целая вторая бригада его, перебравшись частью по мостам 101-й дивизии.

Но запоздалая помощь эта не могла уже спасти 404-й полк от жестоких потерь. Имея такого командира, как Татаров, полк этот, даже действуя в роще, очень искусно защищенной противником, овладел двумя первыми линиями окопов, хотя и дорогою ценой, а вырвавшись из рощи, захватил и ту самую батарею, которая стремилась умчаться и была накрыта беглым огнем русских гаубиц.

Однако батарея эта, в которой было всего шесть легких орудий с несколькими неповрежденными ящиками, оказалась для полка даром данайцев. Плоский и длинный холм, на который выбрался тут полк, попал под перекрестный огонь многочисленных австро-германских батарей, расположенных в окрестных деревнях: Солонево, Остров, Старики. Батареи эти были подтянуты сюда из резерва уже во время боя — о них ничего не было известно раньше — и они сделали свое злое дело.

Застигнутый ураганом снарядов, с трех сторон несшихся на открытое плато холма, полк не имел никаких укрытий; он дрогнул и попятился назад к только что покинутой им роще, а на него в контратаку от подступов к деревне Старики пошли свежие австро-германские части, поддержанные вынесшейся вперед легкой батареей.

Остановив и наскоро приведя в порядок весьма поредевшие свои роты, Татаров только что скомандовал: «Полк, вперед!» для встречного боя, как упал, смертельно раненный в голову шрапнельной пулей…

Четыреста четвертый Камышинский полк!.. От него осталось не больше половины бойцов, когда пошел он в штыки, обходя бережно тело своего храбреца-командира и потом теснее смыкая ряды, на свежие батальоны противника; он опрокинул их и шел по дороге на Старики, где уже рвались русские тяжелые снаряды. Но умолкшие было батареи, таившиеся близ деревни Солонево, вновь обрушили на далеко зарвавшийся полк град снарядов. Спасаясь от полной гибели, остатки полка должны были отступить в лощину…» (Москва, издательство «Правда», 1967 год).

За боевые заслуги Пётр Яковлевич Татаров был посмертно награждён высшей военной наградой —  орденом Святого Георгия 4-й степени и произведён в чин генерал-майора.

Подготовила Елена Кулыжкина

Фото из открытых источников. На фото П.Я. Татаров

 

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий