За зелёной каёмочкой леса…

Удушливый запах гари плотно висел над лесной поляной. Зелёный уголок, где совсем недавно тянули к небу ветви стройные сосенки, пожар превратил в прах за считанные минуты. У Виталия Токарева разрывалось сердце при взгляде на мечущуюся неподалёку в бурьяне куропатку. Птица то появлялась за кустами, то, заметив человека, ныряла в них вновь, но совсем не убегала. До недавнего времени здесь было её гнездо с десятком крапчатых яиц и, видимо, она пыталась их отыскать.  Видеть эту картину было тяжело, а помочь уже нечем. Один не потушенный кем-то из туристов окурок бессмысленно погубил  и молодые деревца, и ещё невылупившихся птенцов.

В Камышинском лесничестве Виталий Владимирович Токарев работает третий год, совмещает должности государственного инспектора и егеря. За это время он успел сродниться с лесом, узнать все его проблемы и понять, что в охране родной природы – его предназначение. Бывает сложно, бывает опасно. Приходится выступать в роли следопыта, биолога и спринтера. Но по-другому он уже не может.

Любовь к животным, рыбам и насекомым, к цветам и деревьям с детства привил ему отец Владимир Иванович.  По его примеру мальчик мог часами просиживать с самодельной удочкой на волжском берегу в ожидании клёва. Вместе с папой любовался караванами птиц в небе и смаковал по капле освежающий берёзовый сок. Самым желанным лакомством для парнишки был не городской пломбир, а душистый мёд с пасеки. Можно сказать, что природа помогла сформировать характер Виталия. Теперь настал его черёд оберегать лес вместе со всеми его обитателями.  

Незваные гости

Трещат по округе сороки, под копытами кабанов недовольно хрустит валежник, на горизонте нет-нет да и мелькнёт изящный  профиль косули – в угодьях Камышинского района не бывает абсолютной тишины.

— Это сейчас им всем ещё раздолье, — философствует Виталий, — а в холодное время года несладко. Но ничего, «накроем поляны» по вкусу любому, подкормим зерновыми, сеном, обязательно положим солонцов. Они уже знают места лесных «столовых», где можно подкрепиться. Поедят – и сразу прячутся, потому что браконьеров много: нагло ломятся и в открытую зону, и в закрытую.

— А на вас не нападали нарушители лесного законодательства, когда вы пытались их остановить?

— Могли, конечно, и стрельнуть, особенно ночью. Но пока бог миловал. Хотя народ в наших краях встречается разный. Как-то во время обхода за Сестрёнками, в районе шликера, я заметил двоих мужчин. Завидев меня, они низко присели и постарались спрятаться. Похоже, повадились металлолом резать (там же раньше мясокостный завод строился). Но когда я приблизился, стали изображать из себя сборщиков дров. Даже пару сухих веток в прицеп бросили для убедительности. Мне занятно стало.

— Мужики, разрешение из лесничества у вас имеется? Сначала нужно выписать документ, а потом уже на определённом участке собирать себе на здоровье хворост, валежник или сухостой для протапливания домов.

Они головы опустили, пот со лбов вытерли:

— Нет разрешения.

— Тогда будем составлять протокол.

Тут оба ужами заюлили, о своей трудной жизни рассказывать стали и признались, что не за дровами вовсе явились.  Прямо как те цыгане из поговорки, которым краденая кобыла не в пример дешевле купленной обходится.

А валежник сейчас действительно собирать можно, хотя раньше, до января 2019 года, за его сбор штрафовали как за хищение ресурсов. Польза будет обоюдная и лесу, и тем, кто живёт вблизи массивов. Только надо чётко следовать прописанному в законодательстве: валежник – это части стволов, которые образовались естественным путём и лежат на земле. Самовольно пилить деревья нельзя и заготавливать их с помощью техники тоже. 

Братья наши меньшие

Про повадки и особенности животных, которые обитают в Камышинском районе, егерь знает много увлекательного. Говорит, что дикий кабан агрессивен только загнанный или раненый, а обычно — свинья свиньёй. У взрослых секачей под кожей от лопаток до ребёр формируется что-то вроде доспехов из соединительной ткани, так называемый калкан. В ноябре-декабре, когда кабаны отчаянно сражаются за своих избранниц, этот панцирь защищает их от копыт и клыков соперников. Ну а кабанихи – заботливые матери, которые перед опоросом в укромных уголках делают для будущих полосатых малышей «хатки» с прочными стенами и мягкой подстилкой.  

Разговор зашёл и о косулях. Эти стремительные создания стараются не попадаться на глаза людям. Но те, кто по работе полжизни проводит в лесу, всё равно знают, где можно понаблюдать за тайной жизнью зверей. Для них дело это небыстрое и не всегда комфортное, зато основательное.  Мне же, сидя в тёплом редакционном кабинете с мыслью о любопытном, полном новых знакомств дне, слушать инспектора и смотреть сделанные им видео очень интересно. Чувствую себя, как перед лектором,  который с высоты своих знаний знакомит студентов с премудростями лесной фонетики:

— Косули в зависимости от ситуации по-разному общаются. Маленькие телятки и самки издают звуки, похожие на свист. Напуганные, они жалобно плачут: «И-и-и». Самцы отрывисто ревут, могут «бУхать», «бэкать» и даже резко «лаять».

А уж волки… Согласитесь, только услышав про них, сразу вспоминаешь детские сказки о глуповатых серых разбойниках, которые то рыбу хвостом в проруби ловят, то на плутовках-лисах неудачно женятся. Быль за сказками в данном случае не угоняется. В районе Антиповки обитает сейчас одна волчья семья. Её вожак в полном соответствии с моногамным «кодексом» выбрал себе подругу — единственную на всю жизнь. Как самый примерный супруг, не изменяет ей и добычу без заначек тащит в нору.  Плохо только, что  учёба молодых волчат дорого обходится селянам – лишь недавно за один присест стая зарезала семерых баранов.  

«Красный петух»

В лесных чащах и изрезанных буераками камышинских степях много птиц. И тех, что обитают здесь постоянно, и перелётных: фазаны, куропатки, утки, гуси, вяхири… Сотрудникам лесничества их приходится пересчитывать и охранять, чтобы и дальше в положенный срок охотникам можно было отправиться в эти привольные места за добычей, а обывателям — за новыми эмоциями и вдохновенными мыслями.

В детские годы всех нас охватывает радость при виде высоких деревьев, цветущих трав, таинственной цепочки следов, оставленной кем-то неведомым в придорожной пыли. Над нею склонялись, боясь затоптать, и гадали, чьё пребывание скрывается за этими «письменами». Сломать, затоптать, стереть с лица земли считалось немыслимым. Почему же, взрослея, мы теряем это трепетное и бережливое чувство, превращаясь в палачей матушки-природы?

20 сентября будет отмечаться День работников леса. Герой нашей публикации вместе с коллегами встретит его на работе, потому что в регионе с лесными пожарами сложилась серьёзная обстановка. Сотрудники Камышинского лесничества призывают всех сельчан при обнаружении возгорания в лесу незамедлительно сообщать о нём по единому федеральному номеру 8-800-100-94-00,  в региональную диспетчерскую службу лесного хозяйства по телефону 8(8442) 30-89-89 или на единый номер Службы спасения 112.  Работники леса напоминают: за нарушение правил пожарной безопасности назначается административный штраф на граждан в размере пяти тысяч рублей; на должностных лиц — пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц — от пятисот тысяч до одного миллиона рублей. За умышленный поджог виновный может даже на десять лет попасть за решётку. 

Размышляя, как корректно спросить о лесных пожарах, я услышала будто в ответ на свои мысли: «Нет, это я показывать вам не буду, это слишком страшно». Инспектор листал сохранённые в телефоне фотографии. Среди снимков на лоне природы – кадры с выгоревших по вине человека территорий. Они действительно ужасны. Вместо листьев – чёрные лохмотья, взамен кипевших жизнью муравейников – сугробы серой мёртвой золы.

— С пожарами мы много боремся. Верховые нечасто возникают, а вот низовых по 3-4 сразу на одном поле. Только за последние дни они вспыхивали под Таловкой, Антиповкой, Чухонастовкой, Калиновкой, неподалёку от детского лагеря «Солнечного»… Конечно, в первую очередь мы все стараемся, чтобы от беспощадного огня не пострадали люди. При этом главное – правильно занять позиции, отсечь пламя, чтобы оно не двинулось стеной дальше. Недавнее возгорание в районе Антиповки началось от края дороги. Видно, кто-то бросил в сухую траву непотушенный окурок или спичку. Вскоре языки огня охватили лесополосу, а потом перешли на поле. Спасибо, на выручку дружно подтянулись все службы из окрестных сёл. Пригнали трактор и пропахали на нём широкую полосу, отрезав огню дорогу.

— А до приезда пожарных чем занимается инспектор, обнаруживший возгорание?

— Без дела не стоит, оказывает «первую помощь», — понимающе покивал Виталий Владимирович, — у каждого из нас есть индивидуальный патрульный ранец, в нём двадцатилитровая ёмкость с водой. Из неё и брызгаем на очаги до прибытия подмоги.   Бывает, что ядовитого смога так наглотаешься, что еле на ногах потом держишься. Эх, да что тут говорить…

Лирики и «защитники»

Лесными красотами, как хорошим человеком, часто от души любуешься. Особенно если речь идёт о молодых посадках. Их резная листва так трогательна, а вплетённые ветром в невысокие кроны травинки и пушинки придают ещё больше изящества. Благодаря сотрудникам Камышинского лесничества в этом году прибавилось акаций и клёнов неподалёку от Чухонастовки, воспитательной колонии, Нижней Добринки.

На фото: операция «Гуси», или прополка саженцев в питомнике

Среди огромного мира деревьев эти – одни из самых декоративных и покладистых по характеру. Акации растут быстро, за год поднимаются до полутора метров. Сладкий аромат их цветущих гроздьев у многих людей ассоциируется с юностью, соловьями, майскими счастливыми ночами. Хочется постоять рядом подольше и помечтать. Бывает ли где-то лучше? Если только в раю. Клены, как старые друзья, тоже неприхотливы – нетребовательны к почвам и стойко переносят перепады температур.  Если они растут у кого-то под окнами – машут листьями в окна, приглашая погулять. Если в лесополосах – раскрашивают степной пейзаж пёстрым осенним нарядом. Зимы не боятся, в случае подмерзания быстро нарастят зелёную массу лучше прежней.

— Жаль, не в моде сейчас рачительное отношение к «лёгким планеты», – вновь возвращается от лирики к серьёзной теме Виталий Токарев. – Да вот только мода проходит быстро, а последствия наплевательского отношения остаются надолго. Ладно, обычные жители не думают, что творят. От военных проблем не оберёшься. Они все сосновые леса в округе рвами поизрыли. Учения проведут, а мусор после себя не убирают. Сколько просили их, предупреждали – воз и ныне там.  Словом, работы у егеря и инспекторов много.

— А отдыхаете когда?

— Отдыхать будем зимой. Особенно этого ждут мои внуки (заулыбался). Они любят лакомиться собранной в окрестностях земляникой, ежевикой и смородиной. Любят читать по следам лесную книгу. Правда, по малолетству пока ещё в ней путаются. Недавно внучка увидела истоптанную коровьими копытами землю и округлила глаза: «Смотри, сколько кабанов!»  Самому мне нравится охота с собаками. В нашей семье держат гончих и лаек.  

— Это как же в вас сочетается любовь к природе и пристрастие к охоте?

— Да очень просто. Любой охотник – не гость в природе, а хозяин, кровно заинтересованный в том, чтобы звери и птицы не исчезли.

Елена Кулыжкина

Фото из семейного архива героя публикации

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий