Генетик из Саломатино

За свою 87-летнюю жизнь известный генетик и селекционер Александр Иванович Купцов вырастил немало полезных для человека растений из их диких и сорных форм. Среди них, кроме известных всем подсолнечника, хлебных культур, горчицы, есть сейчас малоизвестные  –  с режущими в первый раз слух русского человека названиями «гваюла»  и «кок-сагыз».  Результаты его исследований ложились в основу многочисленных научных работ, а за монографию «Введение в географию культурных растений» в 1980 году его отметили премией имени Вавилова.

Да, вы правильно предположили, речь об известном человеке и его удивительных достижениях на страницах «Уезда» зашла сегодня недаром. Он уроженец наших мест – родился в 1900 году в селе Саломатино.  

Как же удалось сельскому парнишке получить учёную степень и прогреметь своими работами на весь мир? Очень просто, даже обыденно – упорством, трудом и с помощью его величества случая, сводившего не раз с удивительными людьми.

Истоки

Давние предки Александра Купцова не блистали какими-то талантами, не получили хорошего образования (они были крепостными помещика Воронцова-Дашкова). Зато дед славился по всей округе как первостатейный мастер колёсных дел. Изготовить ступицы и спицы, собрать обод, отремонтировать колесо от телеги он мог играючи, за милую душу.

Отец Купцова, Иван Андреевич, по окончании учительской семинарии заведовал школой в Саломатино. А мама, Зинаида Кузьминична Грацианова, по происхождению дочь священника, там же работала учительницей. Школа эта была не то чтобы очень престижной, говоря современным языком, зато какой-то душевной. В её деревянном четырёхкомнатном здании с утра до вечера гудели голоса детей, повторявших «Дважды два – четыре» и другие премудрости. Каждый из супругов-преподавателей вёл занятия в двух классах. Заходя в них, старался, чтобы дети чувствовали себя как дома, не стеснялись и не терялись, открывали способности, о которых раньше не подозревали. Вот и сын Саша, глядя на их старания, сначала заинтересовался, а потом на всю жизнь влюбился в биологию.

Может, конечно, в генах у него был заложен какой-то код, ведь и дядя мальчика по материнской линии, Павел Кузьмич Грацианов, был неравнодушен к этой науке. В своё время он выучился в Московской сельскохозяйственной академии и работал при Саратовском управлении земледелия и государственного имущества специалистом по сельскому хозяйству.

Разумеется, жизнь будущего учёного не складывалась из череды сплошных достижений. Позже с любимым делом будут у Александра Ивановича Купцова связаны в том числе и не самые приятные воспоминания. Ему, уже знаменитому и авторитетному профессору, придётся расписаться в бессилии вместе со своим наставником, академиком Дмитрием Прянишниковым, после неудачных хлопот за попавшего под маховик большого террора крупного учёного Н.И. Вавилова. В своих мемуарах Купцов однажды процитирует горькие слова старенького Прянишникова:  «Берия заодно с теми, кто хочет нажить капитал на деградации нашего сельского хозяйства и нищете крестьянина. Вавилов им мешал. Его нет. И против них мы ничего не в силах сделать».  

Но это будет через много лет. Юный же Саша Купцов был полон стремлений и мечтаний, верил в великое и прекрасное, несмотря на то, что их семья как политически неблагонадёжная почти на три года была выслана за пределы губернии, где его родители зарабатывали на кусок хлеба частными уроками. Потом мальчик с мамой вернулся в Саломатино,  в бабушкин дом.

Почти как Ломоносов

Там жизнь Саши не сильно отличалась от его деревенских сверстников.  Складывался тот же самый бесхитростный калейдоскоп из сельских забав, дней учёбы и труда, непререкаемого авторитета старших. Просто наш земляк никогда, даже маленьким, не депрессировал и не сидел на месте, упорно вращая «разноцветные стёклышки» жизни так, чтобы впоследствии ему не было стыдно за сложившийся узор. Став старше, он, как и хотел, поступил в Камышинское реальное училище. Его отец в то время закончил бухгалтерские курсы и устроился работать в частном магазине ( так как на госслужбу его не брали), но вскоре эта фирма прогорела и семье в поисках заработка пришлось перебраться в Оренбург. Там Купцовых застали грозовые события революции и Гражданской войны. Непостижимо: Саша, несмотря ни на что, всё равно рвался учиться. Его неудержимо тянуло в Московскую сельскохозяйственную академию, да наступление белоказаков рушило все планы. Тогда с одним из военных парень передал заявление на поступление и необходимые документы. Казалось бы, счастье наконец улыбнулось молодому человеку – его приняли. Только выехать из-за масштабного наступления белых он не смог. Жизнь продолжала подкидывать ему замысловатые задачки.

Купцов не был бы Купцовым, если бы не искал альтернативных вариантов: чтобы не терять учебный год,  Александр отправился в Омский сельхозинститут и проучился там до весны. В своей автобиографии с горьким юмором он напишет о тех временах: «Пережил переворот Колчака и решил утечь к красным подобру-поздорову». Где пешком, а где по железной дороге добрался он до Оренбурга, занятого красными, и встретил там своих родителей. Промучился от сыпняка, выздоровел, стал служить в интендантстве 49-й кавалерийской дивизии. А потом среди выстрелов и столбов пожарищ Гражданской войны возник в его жизни ещё один замечательный человек.

Во славу педагогики

После прекращения боёв под Оренбургом Александра Купцова взял к себе в отдел народного образования учитель-казах Сент–Галла Мендешев. Личность прелюбопытнейшая и многогранная. Простой преподаватель из аула Букеевской степи, он в разные годы участвовал в создании первого казахского конного полка, наладил работу журнала «Мугалім» («Учитель»), ратовал за искоренение многожёнства и выплату при сватовстве калыма, возглавлял ЧК по борьбе с голодом в Казахстане, был первым председателем ЦИК КАССР. Талантам скольких молодых людей он помог вырасти, не затеряться в круговерти войны! Но тоталитарной власти неугодны люди, имеющие на всё своё мнение. Умный, неукротимый в работе, добрейшей души человек, Мендешев был репрессирован и расстрелян.  Через 19 лет его потомков «осчастливили» — сообщили, что Сент – Галла посмертно реабилитирован. Только и осталось, что его литературные труды, исторические работы да названные его именем школа в Жанакалинском районе и улица в Алматы. Возвращаясь к нелёгкой судьбе нашего земляка, скажем, что этот неординарный человек поддержал его веру в педагогические способности, в умение слышать молодёжь и доходчиво доносить до неё знания. После окончания Гражданской войны отучившись в сельхозакадемии, Купцов сомнениями не мучился, продолжил учительствовать. Он стал преподавать биологию на рабочем факультете в Оренбурге и растениеводство с ботаникой в Институте народного образования.

«Я видел, что Лысенко путаник и враг настоящей науки…»

Необъяснимо, непостижимо, а может, наоборот, закономерно: сам увлечённый наукой, Александр Купцов притягивал к себе таких же личностей. В 1928 году его пригласили работать во Всесоюзный институт растениеводства, которым руководил не кто-нибудь, а мощнейший учёный-генетик, ботаник, селекционер, химик, географ, общественный и государственный деятель Николай Вавилов! Проработав несколько лет с ним бок о бок, Купцов впоследствии не отказался от его научных идей даже когда на первый план в СССР вышли «вздорные» взгляды академика Тимофея Лысенко. Тот по головам шёл к диктатуре в области биологии, селекции и агрономии. А Купцов, продолжатель вавиловской школы, не потворствовал научному оппоненту, даже испытав притеснения за непокорность. Свет оказался не без добрых людей, в 1939 году Александра Ивановича по рекомендации Вавилова взяли работать в Томский университет профессором. В этот город он забрал родителей, там и трудился до 1946 года.

Приверженцы лысенковских взглядов всё-таки нашли его и выжили, Купцову какое-то время пришлось зарабатывать, чем бог пошлёт. В 1963 году он, изрядно измученный, но не сломленный, вышел на пенсию. «Работать я, конечно, не бросил, но стал вольным казаком и делал то, что мне нравится», — подчеркнул Купцов в своей автобиографии (пожелтевшие листочки, исписанные его рукой, до сих пор бережно хранятся в школьном музее села Саломатино вместе с  его портретом, письмами к землякам и статьёй в генетическом журнале).   Он несколько лет преподавал в Московском государственном университете, участвовал  по просьбе Парижского издательства в редактировании карт Атласа по истории культурных растений. 

Одуванчики для Сибири

Выводить новые виды и сорта растений для Купцова всю жизнь было делом увлекательным. Он напитывался от них какой-то ёмкой, важной энергией, описать словами которую вряд ли получится. Держал, например, на ладони солнечный цветок горного одуванчика кок-сагыз (его название в переводе с казахского означает «зелёная жвачка»), а видел в мечтах золотой запас каучука для страны, полученный от этого крохи. И ведь действительно ранее незнакомая культура, улучшенная Купцовым, распространилась по всей Западной Сибири. В годы войны она сыграла даже важное оборонное значение – из него делали автошины для мобильной техники. Простым людям в тылу от неё тоже была польза, потому что за трудовые успехи их премировали «натурой».  Соберёт колхозник определённое количество корней каучуконосного одуванчика – начальство ему пару калош выдаст, постарается ещё больше – и мог стать владельцем отличных сапог. По тем временам это было целое богатство.

Остаётся только сказать, что Александр Иванович Купцов никогда не забывал свою малую родину и мечтал, чтобы сельские дети росли пытливыми, не растеряли любви к земле. «Мои друзья из Тексаса (США) прислали мне в подарок семена американского амаранта, который когда-то был хлебом для ацтеков, населявших Мексику при вторжении туда испанцев, — писал Купцов в одном из писем саломатинцам, — … Я решил послать немного его семян моей родной школе. Надеюсь, что Вы передадите их биологу, а он попробует вырастить.  Я думаю, что лучше посадить в ящичек, а потом высадить в грунт. Заморозков он не боится. Высота растения побольше метра. Засуху легко переносит…»  Что вышло из этой затеи генетика из Саломатино, мы пока, к сожалению, не знаем.  Но разве это плохая тема для нового краеведческого исследования?

Елена Кулыжкина

Фото из музея Саломатинской средней школы. Благодарим за помощь в подготовке материала директора школы Светлану Барышникову и преподавателя Елену Прошакову

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий