О тех, на ком в Камышинском районе держится заповедное дело

Побывав в природном парке «Щербаковском» и познакомившись с непростой, но такой важной для всех нас работой, корреспондент «Уезда» убедилась в том, работать здесь могут только настоящие энтузиасты своего дела. Откуда же берут истоки их энтузиазма, энергии и любви к природе? Понять это поможет рассказ одного из «старейших» сотрудников природного парка Алексея Николаевича Капустина.

— Родился я в семье рыбака. А какой рыбак тогда не был охотником? И дед Иван, и дядя Иван, и отец, и старшие братья – все были охотниками.

Зимой частенько заезжали к нам городские друзья отца. И я, мальчишка, заслушивался вечерами рассказами «бывалых» об охотах на зайца и лисицу, о повадках зверей и птиц, об удачных выстрелах и досадных промахах.

К сожалению, деда своего я не застал, а дядя Иван умер, когда мне было всего три года. Но бабушка Дуня так рассказывала об их охотах, что казалось, будто она сама была участницей тех событий.

В подростковом возрасте весной и летом любимым занятием была рыбалка, а вот осень и зима отдавались вылазкам на природу. С друзьями, а чаще я брал с собой дворового пса по кличке Шарик, отправлялся познавать природу окрестностей села Дубовочка (ныне хутор Дубовка).

Село красиво расположено, на полуострове. С юго-востока — Волга, с юго-запада и северо-востока его огибают заливы, в которые впадают речки Сухая Дубовка («Жила») и овраг Попов («Богданова речка» или «Бизелев овраг»). К юношеству я знал досконально всю округу: «Дворья», «Ключики», «Точка», Долгий овраг, Бизелев овраг, «Бирючий бугор», «Терентьев бугор», «Гуменный овраг», «Старая плантация», «Пески» вплоть до Ураковки…

В середине семидесятых годов прошлого столетия брат, будучи уже охотником, стал выписывать журнал «Охота и охотничье хозяйство», каждый номер которого зачитывался, как говорят, до дыр. С этим журналом я не расставался вплоть до перестроечного времени. Даже когда учился в институте, иногда приобретал отдельные номера в киосках «Союзпечати». А однажды в фойе института в передвижном магазинчике, где торговали канцтоварами, купил полевой определитель «Птицы открытых и околоводных пространств СССР». И теперь понимаю, что в жизни всё не просто и не случайно. Работая в парке уже много лет, только в 2013 году я стал заниматься мониторингом животных и конкретно птиц, то есть через 30 лет после того, как приобрел тот определитель. Я им и сейчас иногда пользуюсь, хотя есть и более современные издания.

С 1986 года я — полноправный охотник. Наставником был отец, но по большей части только теоретически. Как-то случилось, что я с ним мало охотился. А вот как вытропить зайца, прочитать его след, распутать сдвойки, стройки, петли и скидки, где и когда, в какую погоду искать лисицу, как правильно устроить засидку… Всё это от отца. А практиковал меня старший брат Виктор. Именно они, старшие, научили тому, что охотник — это не «стрелок» и не «мясник». Это прежде всего рачительный, любящий и понимающий природу человек. С тех далеких пор я веду охотничьи дневники. Это мне просто интересно.

Что я хотел сказать этим повествованием? Только то, что все мы родом из детства, и только там закладываются основы нашего отношения к окружающему миру.  Как говорил герой классической комедии,  «не надобно другого образца, когда в глазах – пример отца».

А сейчас любовь и энтузиазм поддерживаются общением с природой, её познанием, общением с окружающими: коллегами, сотрудниками, честно выполняющими свою работу и знающими, для чего они это делают. Общением с учёными, отдающими практически всю свою жизнь служению природе и её охране. Общением с теми, кто щедро делится своими знаниями и опытом. Поверьте, таких людей много. Это и старшее поколение, и мои ровесники, и поколение, идущее за нами. И о каждом из них можно писать отдельную статью…

Фото из архива природного парка «Щербаковского»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий